Ларисса на фессалийской драхме

Ларисса (Λάρισσα) – (догреч. "крепость"; греч. laros - "веселый") фессалийская (аргосская) нимфа источника, дочь царя лапифов Гипсея, сестра Кирены. Будучи возлюбленной бога морей Посейдона, родила ему сыновей Пеласга и Фтия. По легенде однажды во время игры в мяч она упала в реку Пеней и утонула. Воздвигнутый на этом  месте город был назван в ее честь.

Под этим именем известно несколько пеласгических городов. 1) Л. в Фессалии, в области Пелазгиотиде, на южн. берегу р. Пенея, в весьма плодородной местности. В доисторическую эпоху этот город был столицей пелазгов. В историческую эпоху он имел демократическое правление, затем отошел к македонянам. Во время римского владычества этот город сильно возвысился и со времени Константина считался главным городом Фессалии. 2) Л. Κρεμαστή (висящий в воздухе), город в Фессалии, в округе Фтиотиде, недалеко от Малийского залива, на высокой горе (отсюда название Κρεμαστή). 3) Л. в Кампании; основана пелазгическими тирренцами, рано разрушена. Есть еще города того же имени в Мизии, Лидии, Ассирии, Сирии, на Крите, в Троаде.

THESSALY, Larissa

AR Drachm

356-346 BC

Obv.: Head of nymph Larissa three-quarter face to left, wearing earring pendant and wire necklace; hair confined by fillet and floating loosely, with ampyx in front.

Rev.: Horse grazing right; LARIS / AIWN.

(BMC 29, 56; Tf. V, 10; Lorber in SNR 79 Phase L­III, 52), 
5.99 gm, 20 mm, 11h, aEF, patina. R

Вертинский А.Н.

Ненужное письмо

(Адресовано Лариссе Андерсен)

 

Приезжайте. Не бойтесь.
Мы будем друзьями.
Нам обоим пора от любви отдохнуть,
Потому что, увы - никакими словами,
Никакими слезами - ее не вернуть.


Будем плакать, смеяться, ловить мандаринов,
В белой узенькой лодке уйдем за маяк.
На закате, когда будет вечер малинов,
Будем книги читать о далеких краях...


Мы - в горячих камнях - черепаху поймаем,
Я Вам - маленьких крабов в руках принесу.
А любовь - похороним, любовь закопаем
В прошлогодние листья в зеленом лесу.


 

И когда тонкий месяц начнет серебриться,
И лиловое море уйдет за косу
Вам покажется белой серебряной птицей
Адмиральская яхта на желтом мысу.


Будем слушать, как плачут фаготы и трубы,
В танцевальном оркестре в большом казино…
А за Ваши печальные детские губы
Будем пить по ночам золотое вино!


А любовь мы не будем тревожить словами,
Это мертвое пламя - уже не раздуть…
Потому что, увы, никакими мечтами,
Никакими стихами любви не вернуть.

 

Циндао. Лето. 1938