Атаргатис на монете Деметрия III

 

Из более поздних «царских стефанофоров» интересны дамасские тетрадрахмы Деметрия III.  На них изображена культовая статуя богини Атаргатис. Ее связывали с Артемидой и Астартой, а через нее – с Иштар и Инанной - старинной покровительницей царской власти в Междуречье. Крупнейшее святилище Атаргатис находилось в Гиераполе. Именно там она, согласно  легенде, превратилась в рыбу – следствием чего и стало ее каноническое изображение с русалочьим телом. С рыбьим туловищем богиня изображалась и в Аскалоне, где ее храм был построен на берегу богатого рыбой священного озера.  С ней связывали созвездие Рыб; священные рыбы жили и в водоемах, посвященных богине. Несомненно, популярность этого культа оказало определенное влияние на истоки раннехристианской символики образа рыбы. В самом Дамаске – столицы Деметрия III - показывали могилу древней царицы города Атараты, с которой также отождествляли Атаргатис.

Рассказывая о святилище Астарты в Библосе, Лукиан сообщает о соединении культа богини с культом Адониса. Интересно в этой связи, что англоязычный термин Easter, которым обозначают христианскую Пасху, первоначально применялся для обозначения праздника бога Аттиса/Адониса, который пришел на Запад из Греции и Эллинистического мира. При этом англосаксонское слово («Истар») напрямую происходит от имени Иштар, и явным образом ассоциируется с системой (Иштар-Ашторет-Астарта-Аттис), к которой принадлежит и Атаргатис.

  "Серебряные венценосцы Эллинизма: Эволюция стефанофорных тетрадрахм"

 

Лукиан "О Сирийской богине"


В Библе я видел великое святилище Афродиты Библосской, в котором
справляются оргии в честь Адониса. Афродита - эллинизированное название сирийской богини Ма, которую римляне называли просто Magna Mater - Великая Мать.
Я ознакомился и с ними. Говорят, что эти оргии установлены в честь
Адониса, раненного в этой стране вепрем; в память о его страданиях местные жители ежегодно подвергают себя истязаниям, оплакивают Адониса и справляют оргии, а по всей стране распространяется великая печаль. Затем, прекратив удары и плач, они приносили жертву Адонису, как умершему. На следующий день они рассказывают, что он жив и удалился на небо; в то же время они бреют себе головы, как египтяне, когда умирает Апис...
...В стране Библе есть еще и другое чудо: это - река, плещущая с
Ливанских гор в море. Имя ее - Адонис. Каждый год она меняет свой цвет,
делаясь кровавой. Впадая в море, она окрашивает его на далекое пространство и тем указывает библосцам время великой печали. Рассказывают, что в эти дни на Ливане уязвляется Адонис и что его кровь, стекая в реку, меняет ее цвет. Отсюда река и получила свое имя. Так думает большинство. Мне же один библосец указал на другую, по его мнению, истинную, причину этого явления.
"Чужестранец,- сказал он мне,- река Адонис протекает по Ливану, почва
которого имеет красноватый оттенок. Свирепые ветры, поднимающиеся в эти самые дни, несут эту землю с большою примесью сурика в реку. Таким образом, земля эта, а вовсе не кровь Адониса, на которую указывают, придает реке кровавый цвет"...
...Самое большое среди них (святилищ) это, мне кажется, то, которое
находится в Гиераполе. Святилище это, и вся местность вокруг, наиболее
почитаемо и священно... Также и по богатству это святилище среди всех
известных мне занимает первое место, так как к нему стекаются деньги из
Аравии, Финикии, Вавилонии, Каппадокии. Приносят их также киликийцы и ассирийцы...
...Пропилеи храма повернуты на север, высота их около 30 саженей. В
этих-то пропилеях и стоят фаллы высотою в 30 саженей, сооруженные Дионисом.
На один из этих фаллов два раза в год влезает человек и остается на его
вершине в течение семи дней... Я думаю, что и этот обряд совершается в честь Диониса. Мое мнение подтверждается тем, что при посвящении фаллов Диониса, как известно, ставят на них человеческие фигурки из дерева; зачем это делается, я не могу объяснить, но мне кажется, что человек, влезающий на фалл, подражает этим деревянным человечкам. Поднявшись наверх, человек спускает вниз длинную веревку, заранее припасенную, и на ней подтягивает все, что ему нужно,- дерево, одежды, орудия. С их "помощью он устраивает себе шалаш, где и сидит, оставаясь на фалле, в течение упомянутого числа дней. Многие приносят ему золото, серебро, медь, оставляют их неподалеку от него и, сказав свое имя, уходят. Человек, стоящий внизу, сообщает имена жертвующих верхнему, и тот творит за каждого молитву. Молясь, он ударяет в медный инструмент, издающий громкий и резкий звук.

 

Антиох IV и "еврейский вопрос"

из обсуждений на форуме сайта "Античная Нумизматика"

 

Что же касается представления об Антиохе IV, как о "самом известном античном антесимите", то такой образ начал складываться у иудеев еще в древности. В ветке про Нерона я приводил отрывок из Иосифа Флавия. Повторю его и здесь. Вообще то антисемитские настроения были тогда распространены не менее, чем в новейшее время. И правительство, так или иначе тесно контактировавшее с иудеями (Лагиды, Римляне, Селевкиды) вполне могло манипулировать экстремистскими настроениями масс в своих интересах. Многие древние народы, наряду с определенной религиозной толерантностью, были весьма консервативны. Например, римляне официально долго не принимали культ Диониса, Изиды, Митры и т.п. В частности, аппарат пропаганды Антиоха IV, которому требовалось идеологическое обоснование аннексии Иудеи, а также введения там государственного культа Зевса Никефора (не надо забывать, что Антиох сам был объявлен Зевсом Никефором, это был, так сказать, императорский культ), разработал, судя по всему, целую обвинительную концепцию против иудеев, обвинив их в настоящем "сионистском заговоре" против эллинов. Вот как излагает элементы этой пропаганды Иосиф Флавий, ссылаясь на историков Апиона, Посидония и Аполлония Молона:


44 apud: Josephus, Contra Apionem, II, 79-80, 89, 91-96
"79 Удивляют меня и его <т. е. Апиона> предшественники, которые обеспечили его сведениями, я имею в виду Посидония и Аполлония Молона, поскольку и они, обвиняя нас в том, что мы не почитаем тех же богов, что остальные, в то же время возводят на наш Храм клевету, в которой концы не сходятся с концами, и не считают при этом, что поступают кощунственно. А между тем для человека свободного лгать из каких бы то ни было соображений - величайший позор, тем более - о нашем Храме, известном всему свету и влиятельном благодаря его великой святости.
80 Ведь Апион имеет дерзость заявлять, что в этом святилище иудеи поместили ослиную голову, поклоняются ослу и считают его достойным благоговейного почитания. Это открылось, по его словам, когда Антиох Епифан ограбил Храм, обнаружив и эту золотую голову, стоящую огромных денег…
89 Он рассказал и другую порочащую нас басню о греках…
91 Он сказал, что Антиох обнаружил в Храме ложе и лежащего на нем человека, перед которым был стол, уставленный яствами из всего, что только водится в море и на земле и летает по воздуху, и человек тупо на все это уставился.
92 Вошедшего царя он встретил едва ли не как бога, словно его приход сулил ему величайшее утешение. Припав к коленям царя, он протянул правую руку, моля дать ему свободу. Когда царь повелел довериться ему и сказать, кто он таков, почему здесь живет и зачем все эти яства, человек, плача, стеная и жалуясь, поведал ему о своем несчастии.
93 Он рассказал, говорит, что он грек, что он скитался по провинции в поисках средств к существованию, когда его вдруг схватили какие-то иноплеменники, привели в Храм и там заперли, и что его никто не видит, но при этом его откармливают всевозможными яствами.
94 Поначалу эти неожиданные милости доставляли ему радость, потом стали внушать подозрение, а еще позже привели в полное замешательство. Наконец, от приходящих к нему слуг он узнал об ужасном иудейском обычае, следуя которому его откармливали, и который они соблюдают ежегодно в определенное время.
95 Поймав какого-нибудь греческого странника, они целый год его откармливают, затем отводят в какой-то лес и убивают этого человека, а тело его приносят в жертву по своему обряду вкушают от его внутренностей и при заклании грека клянутся хранить к грекам ненависть, затем останки погибшего они сбрасывают в какую-то яму.
96 Потом <Апион> сообщает, будто бы тот сказал, мол, жить ему осталось уже только несколько дней, и просил <царя> из почтения к отеческим богам и из любви к своим сородичам помочь ему избавиться от коварства иудеев и освободить его из ужасной ловушки."