Монеты Антиоха VIII

По разнообразию типов изображений на реверсе монеты Антиоха VIII уступают разве что чеканке его отца, Деметрия II. Сразу же после единовластного воцарения в 121 году, Антиох принимает титул Эпифан. Тем самым он, подобно Антиоху IV, объявляет себя богоравным и окончательно примиряет официальную власть с памятью этого правителя, почти на полвека, по вине Александра Баласа, ставшего причиной раскола в царской семье. В поисках почти утраченного «символа веры» в царя и отечество, Антиох VIII обращается к истокам. На его монетах помещен Зевс Ураний – покоритель пространства и времени, небесный покровитель верховной царской власти, еще со времен Селевка Никатора.  Над головой у бога  - лунный серп - символ плодородия, а также предвестник новой жизни, предвестник утра, привносящего в окружающий мир надежды на лучшее. Это вполне логично и понятно в свете потрясений последних лет правления Деметрия II и Александра Забины. В руке Зевс держит Звезду. Этот символ здесь многозначен. Это может быть и Утренняя звезда, так сказать, заря новой эпохи, обещающая возрождение великой в прошлом империи. Это и сама епифания, т.е. символ воплощения Антиоха, через которого Зевс может лично вершить дела на  земле в образе Селевкидского царя. Наконец, восьмилучевая звезда была эмблемой македонского царского дома, эмблемой Александра Великого, к древнему родству с которым, безусловно, охотно апеллировал Антиох VIII, заявлявший таким образом о себе, как о последнем факелоносце  эллинизма.  

На некоторых выпусках Зевс одет в длинный плащ – гиматий, на некоторых – обнажен. Возможно, это связано с обрядом одевания статуи божества, что могло быть приурочено к какому-нибудь ежегодному празднику. Соответственно и различие деталей на реверсе может косвенно обозначать время выпуска.

На некоторых выпусках, как в столице, так и в киликийской Селевкии на Каликадне, использована знакомая нам по сериям Антиоха VII Афина Парфенос.     

 

Не забыт и традиционный покровитель династии - Аполлон. О нем напоминает лавровый венок, обрамляющий изображение реверса, а также дизайн, принятый для поздних серий драхм. На их оборотной стороне помещено изображение треножника, увенчанного увитым лавром трезубцем (вероятно, в память о какой-то морской победе).  Муниципальные выпуски Антиоха VIII оформлены в русле его предшественников. Правда, многие города в этот период выходят из-под прямой власти Антиохии. Так, Тир получил независимость в 126 году, Триполис – в 112-м, Селевкия и Сидон – в 109-м, Птолемаида – в 106-м, Аскалон – в 104-м. 

Традиционно правления Антиоха VIIIв Антиохии делились на 4 периода. Однако, в последнее время была предложена иная, сокращенная периодизация. Она выгладит следующим образом:

1)      121 - весна/лето 113 гг. до н.э. – I правление.

2)      Весна/лето 112 - 111 гг. до.н.э. – II правление.

3)      109-96 гг. до н.э.   III правление.

В других крупных городах ситуация была гораздо сложнее, некоторые переходили из рук в руки по нескольку раз.

            На реверсах тетрадрахм последнего правления в Антиохии, окончательно реанимирован дизайн первых лет существования империи. Зевс вновь показан сидящим на троне с  высокой спинкой, его ноги скрещены, в его руке – Ника. Правда, стиль изображения далеко не столь изящный, как при прежних монархах, а впоследствии он еще более упростился, вульгаризировался. Отныне этот тип станет единственным вариантом столичных монетных выпусков всех оставшихся Селевкидов.

из книги "Серебряные монеты Селевкидов"

Дополнение из статьи "Эволюция стефанофорных тетрадрахм"

Любопытны выпуски Антиоха VIII, воспроизводящие статую Зевса Урания с полумесяцем над головой и звездой в руке. Уже предложенную интерпретацию этого образа, можно дополнить предположением о его астрономической природе. Так, у Юстина в главе посвященной Митридату VI Евпатору (XXXVII, Гл.2(1-3)), читаем:

«Будущее величие Митридата предсказывали даже небесные знамения. Ибо в тот год, когда он родился, и в тот год, как начал царствовать, в течение семидесяти дней была видна комета, которая светила так ярко, что казалось, будто все небо пылает огнем. По величине она занимала четвертую часть неба, а блеском своим затмевала солнечный свет, между восходом ее и заходом проходило четыре часа».

Поскольку известно, что Митридат VI вступил на престол около 120 г. до н.э., как раз тогда, когда Антиох VIII начинает свою новую серию со стоящим Зевсом и звездой, логично предположить, что обоих монархов вдохновило одно и то же природное явление, и звезда в руке Зевса – не что иное, как та самая комета, столь сильно поразившая воображение древних. Интересно отметить, что «богоявленным» («Эпифан»), Антиох VIII становится одновременно со сменой дизайна своих монет (г = 120 г. до н.э.): до этого, на парных портретах с королевой-матерью Клеопатрой Теей молодой правитель именовался скромно – «Царь Антиох». Хотя конечно, нельзя не заметить, что в конце II в. до н.э. эпиклеза «Эпифан» становится общим местом в монархической титулатуре эллинистических правителей, и значит не более, чем в позднейшие времена термин «христианнейший король».